Комментарии
2010-09-01 в 21:20 

Махровое АУ. 1367 слов.

Он всякой ее повидал: и в дорогих платьях на корпоративах, и в этом ее костюме, и даже при пистолете однажды – до того дня Влад предполагал, что Интегра ничего не боится, но только когда почувствовал холодок стали у собственной груди и увидел ее настороженно-удивленные глаза, дал себе зарок непременно затащить эту женщину под венец. А вот с половником в руках – что-то определенно новое.
- Либо скоро Конец Света, либо тебе откровенно скучно, - чуть усмехнулся он. Пятна на фартуке их кухарки очень хорошо давали понять, сколько раз варево (хотя пахнет съедобно и даже вполне аппетитно) предпринимало попытки убежать и сколько раз беспощадно останавливалось.
- Судя по твоим мешкам под глазами, - обвиняющим жестом взмахнула жена в его сторону половником, - в организации дела откровенно…
- Папа пришел!
Такие моменты Влад, растерянно опустивший руку на взлохмаченную шевелюру своей семилетней дочери – рыжая, в бабушку по материнской линии – особенно любил. Любил настолько, что застывал на пару минут и даже на дочь обращал непростительно мало внимания, каким бы школьным тестом девочка ни потрясала: у Интегры при виде Виктории само собой смягчалось лицо. Затащить неприступную начальницу под венец он все-таки смог – всеми правдами и неправдами. Но даже в законном браке эта женщина оставалась такой, какой он ее и полюбил – непримиримой, вспыльчивой и строгой… везде. Даже в постели. Но иногда – вот как сейчас – у нее теплели глаза и… не сладкая улыбка до ушей – намек на нее, в самых уголках губ. Приятная полуэмоция, за которой он угадывал гораздо больше. Такой она ему нравилась просто безумно.
- Ну пап! – заканючила прыгающая на месте от нетерпения дочь. – Ну па-а-ап!
- На дочь внимания не обратишь? – со смешком спросила Интегра. Это и заставило его встрепенуться и перевести взгляд чуть ниже. Огромные-огромные синие глаза, совсем как у матери.
- Я не Нупап, - грозно прогудел Влад, отбрасывая в сторону кейс. – Я огромное страшное чудовище, я кровожадный вампир-р-р! – раскатал он басом последнее слово и подхватил хохочущую дочь подмышки, подбросив повыше.
Вампиром его еще на работе прозвали – по разным причинам. Стоило только обмолвиться, что он из Румынии родом – а ведь никто и не поверил, произношение-то Оксфордское, все до единой шипящие вытравлены из речи. Шуточка прилипла в первый же день – уж больно у новичка глаза были… интересные. Вишневого густого цвета. А потом «вампиром» (как вариант «кровососом», «упырем» или «вампирюгой») его прозвала начальница… по понятным причинам.
- Не тошнит? – через десять минут он не столько подошел, сколько подкрался к ней со спины, успев избавиться от галстука и вручить восторженно запищавшей дочери книжку с картинками – хватит, чтобы отвлечь… на пару часов. – Оно пахучее, - подергал носом Влад и расплылся в усмешке, - и какое-то смутно знакомое.
- Чорбу варю, - нехотя откликнулась Интегра, вытирая руки о злополучный фартук, - на куриных потрохах, - по-своему Влад пожалел, что не застал момент разделки тушки: миссис Хеллсинг (черта с два она сменила бы фамилию после свадьбы) с ножом в руках наверняка смотрелась бы… смотрелась бы.
- Смелый эксперимент для женщины, еще вчера не могшей отпустить унитаз, - усмехнулся он в волосы жене. Та недовольна повела плечами, увернулась от колющей в ухо бородки, но все-таки позволяюще вздохнула и чуть откинулась в руках Влада.
- Я себя перебарываю.
- Очень на тебя похоже, - осторожно коснулся он ее уха: ни себя лишний раз дразнить не хотелось намеком на большее, ни ее раздражать. В наследнице корпорации с многомиллионным товарооборотом и просто в женщине со стальными нервами иногда играло ретивое. В такие моменты она могла срываться, рукоприкладствовать, швыряться вещами – в него однажды на полном серьезе запустили пепельницей – или просто выпихивать из кровати ногами, как раз когда его тянуло поближе.
- Ты мне так и не ответил, - пробормотала Интегра, массируя переносицу. – Вы договорились насчет той поставки серебра? Она мне жизненно необходима, иначе все следующее полугодие…
- Женщина, ты же беременеешь дома, - укоризненно вздохнул Влад. – Никаких стрессов, никакой работы, книжки, цветочки…
- Чорба по вечерам, - уловив раздраженные нотки в ее голосе, муж только вздохнул. – Так ты мне не ответил. Что с Монтаной? Вы договорились насчет цены? Какой выбрали тариф для перевозок? Все легально или ты нашел способ сойтись на демпинговой цене?
- Мы над этим работаем, - Влад вздохнул. – Тебя устроит такой ответ? Или опять хочешь на сохранение за пять месяцев до родов ложиться? – с намеком приподнял он брови.
Интегра фыркнула, скрестила руки на груди поверх его, осторожно сложенных на пока еще совсем незаметном животе, но промолчала.
Первая беременность была крайне тяжелой. Это был первый за все время ее работы отпуск. И не сказать, что лежа под капельницей, она наслаждалась жизнью. Тогда Влад, которому угрожали всеми карами земными и небесными, если он немедленно не уберется из палаты, и завоевал ее доверие. Для простого служащего, мгновенно прошагавшего по карьерной лестнице вверх до заместителя главы корпорации (злые языки говаривали, что в первую очередь благодаря фигуре и запоминающейся внешности), осталось загадкой – и как она его не пристрелила в тот вечер? Он прокрался за ней до самого автомобиля, подумав о праве на ношение оружия очень отстраненно. Деликатно отвел дуло от своей груди, церемонно поцеловал ручку и только после этого пригласил на первое свидание – на следующий же день. В его жизни еще ни одно свидание так стремительно из ресторана в номер гостиницы не перетекало и так… неожиданно не заканчивалось.
Ребенка Интегра решила оставить – после еще очень долго говорила, что только потому, что у Влада на лбу было написано: «Носитель здоровых генов без аномалий», - а наследник ей, оставшейся сиротой, был просто необходим.
Обручальное кольцо, которое он предложил ей, стоя на колене – все чин чином – в больничной палате… несчастное украшение вряд ли заслуживало быть утопленным в утке. На следующий день он пришел с новым, потратив половину своей зарплаты – и получил коробочкой по лбу. Через десять минут Интегра громко и со вкусом рыдала у него на плече, с силой ударяя по ключице и обвиняя во всех смертных грехах. Синяков наставила, конечно… но предложение приняла. После кесарева сечения и через две недели после рождения Виктории Марии (в честь матери Влада) состоялась свадьба. Глядя на нее, утянувшуюся в корсет, лишь слегка спавшую с лица, вряд ли бы кто-то сказал, как тяжело далась эта беременность и роды. Стоя с ней у алтаря, Влад еще очень долго гадал – и как эта Снежная Королева к нему относится? Уже после, пялясь в потолок супружеской спальни, понял – относится, еще как относится. К слову сказать, на работе его гнобить после свадьбы стали в три раза сильнее – только успевай дух переводить.
- Может быть, - самый опасный в жизни маневр – отобрать что-то у Интегры Хеллсинг, половник, например, - мне о тебе позаботиться? – уж он-то знал, как она ненавидит традиционную румынскую кухню, пусть все диетологи мира и пели наперебой, что она самая полезная. – Чего хочет моя Хозяйка? – вбилось это обращение в голову намертво после одной… игры. Если это можно так назвать. Тогда Виктория была уже постарше, Интегра вошла во вкус семейной жизни… и ему этот вкус был очень по душе.
Интегра посмотрела на него умоляющими глазами. И он почти по губам прочитал, обреченно зажмурившись. Второй ребенок, четвертая неделя токсикоза, опухшие ноги и бессонница, разумеется, не могли отбить у нее тяги к…
- Дай мне почитать квартальный отчет, я хочу быть в курсе дела, - попросила она у него дрожащим шепотом.
Решение отдать в его руки на какие-то восемь месяцев – целых восемь месяцев! – руководство корпорацией она принимала скрепя сердце и чуть не плача. То, что ее муж был вообще-то образованным управленцем с семилетним стажем в их отрасли, ее совсем не интересовало.
- Ладно, - впрочем, теперь, когда Влад сам разрывался между всеми сданными ему на руки делами, жену он уважать стал еще больше… равно как и их общее свободное время. – Но только с двумя условиями, - Интегра с готовностью развернулась к нему лицом. – Во-первых, читать его мы будем вдвоем и в постели, - «А там я тебя все равно как-нибудь да отвлеку».
Интересно, какой идиот придумал, что беременные женщины совсем не привлекательны? Одна округлившаяся грудь чего стоит!
- А второе? – сосредоточенно спросила явно готовая сражаться за дело жизни до конца Интегра.
Влад хитро и тонко усмехнулся.
- Чорбу мы будем есть всей семьей, - садистски протянул он, - до последней капли.
И ему оставалось только надеяться, что скривившееся лицо драгоценной супруги и ее токсикоз все-таки не позволят ей идти на подобные жертвы. А уж ради здоровья своего сына – и так вся родня в Брашове за дочь-первенца засмеяла – он готов пойти на любые хитрости. И даже на откровенные подлости.

URL
2010-09-01 в 22:31 

Это я так, чисто теоретически.
:squeeze: Автор, я вас люблю!

2010-09-02 в 07:51 

Мисс Кимпейл :-3 Автор вас тоже любит)

URL
   

Hellsing Fest

главная